Общественно-политическая газета Иркутской области
Выходит по понедельникам

Живи замечательно, замечай!

13 января, 2011

 

Презентация книги Александра Гимельштейна
— приглашение к диалогу

 

 

 

В один из последних дней ушедшего года читающей общественности Иркутска была предъявлена книга Александра Гимельштейна «Замечания из жизни». Презентация происходила в пресс-центре драмтеатра — в обстановке изысканной парадности. Народу собралось немало, и не для массовки — это были люди публичные, думающие, пишущие, отвечающие за наши души и сердца, за образ жизни, образованность и культуру. Почтенные одежды священнослужителей и подразумеваемые профессорские мантии, строгий дресс-код людей властных структур и политиков и обычный деловой стиль коллег-журналистов—все это было приятно разбавлено некоторой раскованностью виновников торжества: автора — журналиста, редактора, публициста, колумниста Александра Гимельштейна; соавтора — художника-дизайнера Юлии Ружниковой; редактора-издателя Ольги Арбатской.

 

В такой книге, как «Замечания из жизни», все, действительно, идет «от жизни» — без малейшей выдумки, как определено в номинации одного престижного книжного конкурса, «нон фикшн». Кстати, об этом конкурсе мы еще поговорим чуть ниже.

А пока — о книге, ее содержании. Составлена она из «колонок» — тех самых газетных колонок, с которыми периодически и регулярно выступают, как правило, самые опытные, матерые журналисты печатного издания. В нашем с вами случае таким журналистом-колумнистом является мэтр (и редактор) «Восточно-Сибирской правды» Александр Гимельштейн, которому однажды пришла в голову очень удачная мысль — собрать эти колонки воедино, под одну обложку.

Чем вообще колумнист отличается от обычного журналиста — скажем, обозревателя или репортера? Тем, что ему для выступления вовсе не обязателен какой-то конкретный повод. Это репортер бежит туда, где произошла авария на теплотрассе или где экологи в знак протеста взобрались на трубу, отравляющую атмосферу. Публицист иначе находит повод для своего выступления в газете: это календарная дата или аналогия чего-то с чем-то, это событие в федеральном центре, у нас под боком или на другом краю земли, это исторический факт глубокой древности или новомодное течение. Все дело не столько в поводе, сколько — в подаче!

И потому мы читаем в его колонках (и узнаем немало прелюбопытного!) то о забытом иркутском губернаторе с его причудами, то о феномене Гарри Поттера или бравого солдата Швейка, то о политике телевизионных каналов, то об актерском таланте Натальи Гундаревой. Сегодня мы читаем о политическом раскладе в стране, завтра — о том, чем потчевали избранных гостей на юбилее Ельцина в Георгиевском зале Кремля («…камчатский краб… на мармеладе из груши»), послезавтра — о том, заложил все-таки родного отца Павлик Морозов или все обстояло не совсем так.

И от того, что события и факты предстают перед нами в виде такого непредсказуемого, как сама жизнь, калейдоскопа, читать эту книгу (именно в виде книги) вдвойне интересно.

Интересно и то, как человек мыслящий, настоящий интеллектуал, книгочей, подкованный в культуре, образованный исторически, — как он подает эти факты, под каким соусом, в каком обрамлении. Я уж не говорю, что излагается материал лаконично и в смысле литературного стиля — безупречно, изящно, часто иронично, порой не без горечи, но непременно — с блеском.

И всякий эпизод завершается фразой: «Может быть, стоит об этом подумать?» То есть автор не навязывает нам своего — он предлагает подумать вместе, приглашает к диалогу, к спору, хотя бы и мысленному.

То есть, само собой разумеется, текст в книге — первичен и, казалось бы, во многих случаях самодостаточен. Но перед нами — книга, притом оформленная не менее блистательно, чем написана. И самое время сказать, что на Международной книжной ярмарке в Москве в сентябре 2010 года за иллюстрации к этой книге художник Юлия Ружникова победила на престижном Всероссийском конкурсе «Образ книги», став лауреатом в номинации «Лучшие иллюстрации к non-fiction».

К каждому написанному сюжету Юлия Ружникова предлагает свое графическое оформление — карикатуру или изящный рисунок, каллиграфическое или шрифтовое оформление, даже сам текст порой подается в весьма изощренной форме, таким образом обогащая восприятие дополнительными смысловыми акцентами и новыми аналогиями. Не каждый зрелый художник смог бы так остроумно и изобретательно выполнить свою задачу, как это удалось молодой по возрасту Юлии Ружниковой.

О текстах и подтекстах говорила и Людмила Берлина:

— Приятно встретиться в этой аудитории и поговорить именно в таком формате — не массовой культуры, которой мы напичканы уже донельзя, а подумать о жизни, о своем месте в ней. Александр Владимирович, вы сегодня как раз предлагаете то, над чем надо подумать — и молодым людям в том числе, — попробовать иначе смотреть на жизнь, видеть в ней «вечные ценности». Столько ваших сторонников оказались здесь совсем не случайно. Отсюда я выношу определенный оптимизм — что все изменится…

Наконец, нельзя не отдать должное редактору. Тот суммарный эффект от издания в целом — ведь и ее заслуга. Кстати, сама Ольга Евгеньевна Арбатская, которая вела вечер-презентацию, всем предоставляя слово и зачитывая отдельные колонки-сюжеты, в собственном выступлении была немногословна:

— Хочу поблагодарить и Александра Владимировича, и Юлю за понимание, за совместную работу — мне кажется, что и наши ожидания, и ожидания публики оправдались и получилось то, что мы хотели. Надеюсь, эта наша книга будет еще долго радовать своих читателей.

Александр Гимельштейн не стал ей возражать:
— Я высоко оцениваю и работу художника, и работу редактора. Когда я держу в руках эту книгу, даже у меня самого возникает совсем другое ощущение от этих текстов, которые в разное время появлялись на газетной полосе. Здесь, стараниями тех людей, которые делали книгу, эти колонки обрели какое-то новое качество.

Александр Гимельштейн отметил: я рад, что здесь собрались все мои друзья и многие уважаемые мной люди — председатель ЗС Людмила Михайловна Берлина, министр культуры и архивов Вера Ивановна Кутищева; здесь люди, которых я считаю солью иркутской земли, это созидатели, творцы экономики, образования, культуры: Виктор Кузьмич Круглов, Владимир Никитович Саунин, Сергей Юрьевич Тен, Сергей Иннокентьевич Дубровин, Александр Александрович Иванов, мои коллеги — редакторы, руководители, сотрудники иркутских СМИ… Спасибо им за то, что пришли сюда, отложив другие, не менее важные дела, — в этом я вижу проявление профессионального братства.

— Книга посвящена моим дорогим родителям, и я хотел бы, чтобы сложились и другие книги, которые я мог бы им посвящать.

 

У Юлии Ружниковой я взяла короткое интервью, которое и завершает наш рассказ о новой книге.

— Юля, если бы ты взялась иллюстрировать «Алису в Стране чудес» —  я бы ничуть не удивилась. Но ты взялась за серьезную публицистику серьезного автора…

— Я вообще избалована хорошей литературой, и для меня это слишком просто — иллюстрировать художественную литературу: она вся образная, там иллюстрировать можно каждую строчку, каждую букву. Поэтому мне гораздо интереснее ставить перед собой более трудно выполнимые задачи и иллюстрировать то, что, казалось бы, в принципе иллюстрировать невозможно, находить себе какие-то образы, которых нет, дополнять текст.

— Но, надо полагать, ты находила их не только в своем воображении, но и в тех реалиях, что в тексте?

— Конечно, все идет от текста. Кстати, сначала мне принесли рукопись и попросили сделать всего лишь обложку. И тут меня, что называется, понесло, потому что это оказалось жутко интересно. Очень хотелось проверить себя как иллюстратора, понять, что я могу. Вообще, я, кажется, могу иллюстрировать книги и делаю это с большим удовольствием. Эту книгу я делала параллельно с другими проектами, поэтому немножко все затянулось, но тем не менее мне было очень увлекательно работать.

— Что тебе было бы сегодня еще интересно, какая работа?

— Было бы невероятно интересно проиллюстрировать математические формулы! Хотелось бы попробовать себя в сценографии. Хотелось бы сделать выставку живописи и графики. Но в данный момент больше всего хочется ринуться в сценографию.

— Значит, нужно выходить на контакты с режиссерами, с театром?

— Все уже сложилось!

— Что же намечается, если не секрет?

— Как раз — секрет.

— Это будет спектакль для взрослых?

— Это будет спектакль для всех.

— Что ж, заинтригованная до предела, теперь я буду следить за афишами особенно внимательно.

— А я по поводу этой книги могу добавить только, что я с головой ушла в этот текст, и мне хотелось проиллюстрировать каждую фразу. Потому что я увидела в этих текстах не просто публицистику, но — душевное откровение, диалог с другом. Мне вообще везет на друзей — их у меня не много, но каждый как драгоценный камень. Александр Гимельштейн — один из таких. Кстати, его фамилия переводится как «небесный камень», метеорит, и я думаю, он не случайно «упал» в нашем городе. Я считаю, это человек светлый, адекватный, легкий в общении, многому учишься, общаясь с ним.

На последней стороне обложки Юля изобразила летящий «небесный камень», оставляющий позади себя яркий светящийся след. В данном контексте такой след—это книга, которую сегодня вечером многие откроют впервые. Прочитают, вчитаются и… Может быть, стоит об этом подумать?

Любовь Сухаревская, «Байкальские вести».
Фото автора

Поделитесь новостью с друзьями:

Комментарии