Общественно-политическая газета Иркутской области
Выходит по понедельникам

Выпуск № 2 (864). В поисках Бершадского

18 января, 2021

Рубрику ведет Рамиль Мухометзянов

Шахматная история нашего региона после революции делится на три основных этапа: губернский (с царских времен до 1926 года), краевой (с 1930 по 1937 год) и областной (с 1937 года). Соответственно делятся и те турниры, которые мы относим к разряду главных в нашем регионе: губернские, краевые и областные. Это то, что мы сейчас называем чемпионатами области, отсчет которым ведется с 1924 года.

Итак, в 1920-е годы состоялось два турнира, подпадающих под понятие «губернский». Это самый первый и по-настоящему губернский турнир 1924 года, в котором, правда, никто из представителей периферии не участвовал, но они, по крайней мере, предполагались.

Второй состоялся в 1926 году и назывался «губернский турнир ГСПС», то есть проводился не губернской спортивной организацией (ГСФК), а губернским профсоюзом, хотя и не без помощи «физкультурников». Далее наступил окружной этап (с 1926 по 1930 год), когда появился Иркутский округ, входивший в состав Сибирского края, но за это время ни одного подобного турнира не состоялось, а отбор на всесибирские соревнования осуществлялся через городские чемпионаты. В каком-то смысле это была эпоха безвременья, когда чехарда с административным делением всю страну, что называется, поставила на уши.

В 1930 году был образован Восточно-Сибирский край, (в который вошли иркутский, красноярский, читинский и бурятский регионы), и это означало уже совсем иной подход к делу. Если раньше не удавалось собрать шахматистов даже из иркутского региона, то теперь нужно было свезти людей из необъятных просторов Восточной Сибири.

Такие краевые турниры состоялись в 1931, 1933, 1935 и 1936 годах, и об этом мы когда-нибудь подробно поговорим, а пока остановимся на 20-х годах. И вот почему.

Нам известны все участники губернских турниров 1924 и 1926 годов. Известны фамилии, имена и отчества, по некоторым собраны биографические сведения. И из этих почти двух десятков шахматистов нет подробностей только по одному человеку – Бершадскому. Фамилия есть, а остальное, увы, отсутствует. И эта «недосказанность» портит полноту картину. Хочется уже хоть что-нибудь о нем найти, чтобы, что называется, закрыть это дело и перейти к другим неизведанным страницам, коих еще хватает в нашей шахматной истории.

Из разных источников известно, что в одно и то же время на территории Иркутской губернии находились два Бершадских – один в Иркутске, а другой в Киренске. Очень может быть, что они между собой были связаны, и не исключено, что это вообще мог быть один человек – по годам вполне подходит.

Иркутский Бершадский в январе 1926 года принял участие в том самом губернском турнире-чемпионате ГСПС, который имел еще и такое название: «Турнир игроков 1-й и 2-й категорий для выявления кандидатов на Сибирский чемпионат». То есть человек, ранее не замеченный ни в одном соревновании, вдруг сразу попадает на столь значимый турнир, собравший всех сильнейших игроков Иркутска. Такое, согласитесь, просто так не делается, хотя выступил Бершадский не очень удачно – поделил пятое-шестое места среди семи участников.

В декабре того же года он принял участие в чемпионате города (который в то время еще назывался «турниром сильнейших», но вскоре уже перешел на общепринятое название). Этот турнир также имел отбор на Сибирский чемпионат, поэтому в какой-то мере носил и «губернский» статус, но к чемпионатам региона мы его не относим, так как иначе почти все городские турниры 20-х годов можно грести под эту гребенку – многие из них носили отборочный характер, причем не только на сибирские, но и на всероссийские чемпионаты. Просто тогда еще система не устоялась, и отборочным могло стать любое соревнование, подходящее по срокам.

И снова Бершадский выступил неудачно: занял девятое место из десяти. И на этом все: больше мы его фамилию в Иркутске не встречаем. Зато скоро (в 1928–1931 годах) сильный шахматист с такой фамилией появился в Севастополе. А еще чуть позже (в 1932–1934 годах) – в Перми. Причем пермский шахматист имел инициалы А.Е., и вполне возможно, что на Урал он переехал не по собственной воле. По крайней мере, в базе данных «Мемориала» находится следующая запись:

Бершадский Александр Евгеньевич.

Родился в 1893 г., г. Петербург. Главный бухгалтер тюменского горкомхоза.

Арестован 14 сентября 1937 г.

Приговорен: тройка Омского УНКВД 10 октября 1937 г.

Приговор: ВМН. Расстрелян 12 октября 1937 г. Место захоронения – Тюмень. Реабилитирован в октябре 1956 г.

Источник: Книга памяти Тюменской обл.

Есть все основания предполагать, что этот Александр Евгеньевич Бершадский, расстрелянный в 1937 году в Тюмени, как раз и был тем самым шахматистом, который засветился в Иркутске в 1926 году. Осталось только найти этому подтверждение, в чем мы надеемся на помощь шахматных исследователей и интернетных читателей.

Второй тур конкурса

Набирает ход наш новый конкурс, к которому еще не поздно подключиться, для чего мы повторяем задание первого тура. На его решение у читателей есть еще неделя. Ну а тем, кто уже справился, предлагаем перейти ко второй двухходовке.

Первое задание

USH-2-1.jpg

Белые начинают и дают мат в два хода (срок решения – одна неделя).

Второе задание

USH-2-2.jpg

Белые начинают и дают мат в два хода (срок решения – две недели).

Ждем ваши ответы по адресу:
664007 Иркутск, ул. Карла Либкнехта, 107а,
а также по телефону (3952) 209-604
каждую субботу с 18 до 20 часов.
E-mail: chessns2016@yandex.ru.

 

Поделитесь новостью с друзьями:

Комментарии