Общественно-политическая газета Иркутской области
Выходит по понедельникам

От солдата Великой Отечественной до генерального директора и генерала индустрии

13 декабря, 2021

Памяти Владимира Бронштейна (1921–2020) – Человека и Профессионала

Год назад, 8 декабря 2020-го, в Иркутске на 99-м году жизни скончался ветеран Великой Отечественной войны, кавалер орденов «Знак Почета» и Трудового Красного Знамени, заслуженный работник мясной и молочной промышленности СССР Владимир Яковлевич Бронштейн. Почти полвека Владимир Яковлевич работал на Иркутском мясокомбинате, в том числе четверть века, с 1971 по 1996 год, возглавлял это предприятие, ставшее тогда одним из ведущих в отрасли и, конечно же, в регионе. Под руководством Владимира Бронштейна Иркутский мясокомбинат достиг пика производительности и стал флагманом пищевой промышленности не только Прибайкалья, но и всей страны. Среди высоких наград Иркутского мясокомбината, полученных при Владимире Бронштейне, звание «Передовое предприятие союзного министерства», а также двое взращенные им Герой Социалистического Труда Елена Ивановна Говорина (1981) и полный кавалер ордена Трудовой Славы Тамара Дмитриевна Казакова (1975, 1981, 1990; Героя получить, к сожалению, не успела, хоть и было все готово – страна развалилась). Сегодня о Владимире Яковлевиче вспоминают те, кто его хорошо знал.

1в.jpg

Борис ГОВОРИН, в 1990–1994 годах – председатель Иркутского горисполкома, в 1994–1997 годах – мэр Иркутска, в 1997–2005-м – губернатор Иркутской области; почетный гражданин Иркутской области и города Иркутска:

– Я часто общался с Владимиром Яковлевичем Бронштейном. У нас были как контакты, связанные с вопросами, посвященными деятельности Иркутского мясокомбината, так и простое человеческое общение. Это руководитель вдумчивый, в достаточной степени сдержанный, я никогда не видел его раздраженным. В коллективе он пользовался безусловным авторитетом. Мне несколько раз доводилось бывать на мясокомбинате в Жилкино, знакомиться с цехами, рабочими. Видел, как при входе в тот или иной цех рабочие встречали и тепло приветствовали своего директора. Было очевидно, что Владимир Яковлевич пользуется безоговорочным авторитетом и любовью коллектива. 

Он замечательно знал технологию производства. В то время была следующая система. Осенью на комбинат массово поступал на забой скот. Для того чтобы обеспечить эту работу своевременно, город всегда оказывал мясокомбинату помощь людьми. Владимир Яковлевич появлялся у нас, очень грамотно говорил, обосновывал, в каком количестве людей нуждается комбинат, и мы оказывали всю необходимую поддержку.

Он всегда производил впечатление очень интеллигентного человека. В разговоре и в поведении. В то время в Иркутске было всем известно, что Жилкино – это вотчина Бронштейна, территория мясокомбината. В советской партийной системе руководители предприятий были вовлечены в разного рода государственные проекты. В том числе – в выборы Верховного Совета СССР и РСФСР, местных органов власти. На партийных конференциях, которые проходили как в городе, так и в Ленинском районе (к которому относился мясокомбинат), Владимир Яковлевич был участником актива, пользовался несомненным уважением, считался авторитетнейшим руководителем. Он многое делал для социального развития Жилкино и обеспечивал всех своих кадровых работников благоустроенным жильем за счет предприятия.

Хотелось бы отдельно отметить его рассудительность. Для выступлений Владимира Яковлевича, которые мне доводилось слышать, была характерна высокая образованность и отличное понимание основ человеческого бытия. Его речь всегда была конкретной, не расплывчатой, строго сфокусированной на теме. Своим усердным руководством непростым коллективом мясокомбината, решением задач по обеспечению города продуктами питания Владимир Бронштейн снискал репутацию человека, про которого уверенно можно сказать: гордость Иркутска. Слава о Владимире Яковлевиче ходила далеко за пределами города. Это был прекраснейший семьянин, человек высокой культуры, эрудиции, порядочности и ответственности. В нашей жизни сегодня, к сожалению, естественным стало вспоминать ушедших от нас старших товарищей. Уход этих людей отзывается болью. 

Владимир ЯКУБОВСКИЙ, мэр Иркутска с 1997 по 2009 год, почетный гражданин Иркутской области и города Иркутска:

– Я познакомился с ним в 1978 году, когда еще работал мастером, и мы проводили работы по реконструкции котельной мясокомбината. Уже тогда Владимир Яковлевич произвел на меня огромное впечатление как человек в первую очередь и как руководитель такого значимого для города и страны предприятия. Реконструкция котельной при мясокомбинате производилась как раз для снабжения теплом благоустроенных домов, построенных при его активнейшем участии в микрорайоне Жилкино. Больше него строил, пожалуй, только авиазавод, но и коллектив там был значительно больше. По квадратным метрам на одного работника мясокомбинат в пору Владимира Яковлевича был, пожалуй что, чемпионом Иркутска. Это говорит о том, как Владимир Бронштейн заботился о людях. При нем Иркутский мясокомбинат имел всесоюзное значение, продукция поставлялась во многие регионы нашей страны. Помню, в 1983 году я лично приобретал иркутские продукты в Москве. Это говорит о многом. Качество продукции было великолепное.

Руководитель понимал, что качество продукции напрямую зависит не только от контроля, но и от заботы о работниках предприятия. Доводилось нам взаимодействовать и в то время, когда я уже работал в администрации города. В моей памяти он остался человеком дела и благородной души, который решал серьезные задачи и душой болел за свое дело, за родной микрорайон Жилкино и за весь город. Немалое количество квартир, построенных им (около 20 процентов), передавалось на нужды города – учителям, врачам и т. д.


2в.jpg

Геннадий КОМАРОВ, начальник Восточно-Сибирской железной дороги в 1988–2000 годах, почетный гражданин Иркутской области и города Иркутска:

– Мы познакомились с Владимиром Бронштейном в 1980 году, когда я был руководителем Иркутского отделения ВСЖД. Одним из предприятий, которое мы, железнодорожники, обслуживали, как раз был иркутский мясокомбинат. Мы занимались доставкой скота, который комбинат закупал в Монголии. Скот загружался в специальные вагоны для перевозки живности на станции в Наушках. Такие вагоны образовывали целый состав – 40–45 вагонов. Второе место погрузки было в Култуке. Скот пригоняли через границу, через Тункинскую долину своим ходом, грузили в вагоны и тоже везли в Иркутск. Перевозка по железной дороге и перегоны на длинные расстояния для животных – большой стресс. Они теряли очень много веса, что, конечно, было невыгодно мясокомбинату, но Владимир Яковлевич неустанно искал пути решения и этой задачи.

Мы встретились с Владимиром Яковлевичем, поговорили. Он рассказал мне всю технологию, я осмотрел устройство выгрузочной площадки на станции прибытия. В результате мы договорились, что он реконструирует площадку в Жилкино для быстрой выгрузки скота. После этого вагоны стали разгружать моментально, а не сутки, как было раньше. В свою очередь, я гарантировал вагонам с живностью быстрое движение – по скорости пассажирских поездов – до Иркутска. На этом мы познакомились, подружились. Он пригласил меня на комбинат, продемонстрировал всю технологию производства.

Так я познакомился с деловым, старательным, умным, любящим народ руководителем. Он был изумительной ответственности человеком. Спокойный, требовательный, уважающий людей и любящий своих сотрудников. В своей работе я во многом старался перенять у него пример. Человек редкой работоспособности и понимания своего дела. Лучшей колбасы, чем в Иркутске, но, увы, только той поры, наверное, не было во всей стране.

Мы с Владимиром Яковлевичем встречались и после выхода на пенсию. Он очень часто ходил покупать продукты на Центральный рынок. Там мы с ним и встречались, говорили по полчаса, обменивались новостями. До последнего дня он оставался жизнерадостным и активным.   

 Владимир ПОТАПОВ, первый секретарь Иркутского обкома КПСС в 1988–1990 годах, председатель Иркутского областного Совета народных депутатов в 1990–1991 годах, почетный гражданин Иркутской области:

– Династия Бронштейнов для Иркутска, Ангарска, всей области – это люди эпохальные, люди исторического плана. Леонид Яковлевич Бронштейн (скончался в июне 2021 года. – Прим. ред.) – заслуженный работник нефтехимической промышленности СССР, орденоносец, многие годы первый заместитель генерального директора Ангарского нефтехимического комбината. Его старший брат Владимир Яковлевич Бронштейн – один из основных продовольственников Прибайкалья. Мне часто доводилось с ними контактировать, когда я руководил областью. Это были люди, как говорится, «моей команды». Они помогали разрабатывать экономическую и кадровую стратегию области, показывали образцы умелого руководства. Тот период жизни я вспоминаю как очень знаменательный именно тем, что я знал и того, и другого.

После того как я вернулся с дипломатической работы из Африки, у Иркутской области было уже либеральное руководство, экономика была разрушена. Я снова контактировал с Бронштейнами и могу констатировать, что они свой нравственный облик не потеряли. Как раз в это время я старался найти нишу в новом времени, и они мне очень помогли вновь найти себя. Кое-какие приемы предпринимательской деятельности я узнал именно от них. Будучи порядочными, профессиональными, добрыми руководителями, эти люди надолго останутся в памяти многих иркутян.  

Татьяна ГУСЕВА, бывший председатель профкома Иркутского мясокомбината:

– Я пришла работать на комбинат в 1980-е годы совсем молодой комсомолкой. Время было непростое, и Владимиру Яковлевичу приходилось решать множество социальных вопросов. Строилось жилье, у нас был свой пионерский лагерь и детский сад. В профкоме людям давали так называемые мясные наборы для ветеранов и пенсионеров. К людям он относился с душой, был строгим, но справедливым руководителем, и люди платили ему искренней любовью. Всегда помогал работникам комбината, старался для них. Память у него была отличная. Когда мы встречались с ним уже после его выхода на пенсию, он спрашивал о работниках, помнил даже имена их детей.

3в.jpg

Александр КОРОЛЬКОВ, бизнесмен:

– После окончания института я работал в комсомоле, в бизнесе, и везде слышал о Владимире Яковлевиче как о гениальном директоре, который очень многое сделал для становления, а затем и настоящего могущества мясокомбината, который гремел на всю страну. Его продукция поставлялась по всей Сибири, в Москву и за рубеж. Тогда были налажены теснейшие связи с Монголией. Именно он сыграл важнейшую роль в строительстве поселка Жилкино. К сожалению, с уходом Владимира Яковлевича время успехов Иркутского мясокомбината осталось навсегда в прошлом и через 20 лет инерции пришло к своему полнейшему краху и банкротству.

Огромного уважения заслуживают и жизненные ориентиры Владимира Яковлевича как отца с большой буквы.

Его главный принцип был – ни при каких обстоятельствах не брать чужого, особенно государственного. Поэтому он никогда не скупал акций «своего» комбината и не привлекал к работе сына, к тому времени уже опытного руководителя оборонных предприятий, кандидата экономических наук. Счастье, на его взгляд, может принести только дело, созданное с нуля собственными руками, а главное – головой.

Сегодня фирме Виктора уже 30 лет, а его Галерея современного искусства стала важнейшей достопримечательностью Иркутска и входит в десятку лучших в Российской Федерации. Виктор, как и наставлял отец, достойно продолжает служение родному городу. Владимир Яковлевич был чрезвычайно рад, когда его сыну за вклад в культуру и меценатскую деятельность в 2013 году было присвоено высочайшее звание Почетного гражданина города Иркутска.

Вечная память Владимиру Яковлевичу!

Геннадий ГВАЛИЯ, бывший директор по снабжению Иркутского мясокомбината:

– На мясокомбинате я отработал свыше 40 лет. Владимир Яковлевич был очень талантливым, грамотным руководителем, Профессионалом с большой буквы. При коммунистах каждый год нам присуждали переходящее красное знамя, комбинат получал различного рода награды. Социальная сфера развивалась очень бурно. Каждый второй год в поселке Жилкино вводили в строй пятиэтажные дома, стаж работы на предприятии для получения квартиры составлял в среднем около четырех лет. Не секрет, что 90 процентов жилого фонда в поселке Жилкино построено как раз под руководством Владимира Яковлевича. Поэтому там память о нем долго будет сохраняться в сердцах людей.  

4в.jpg

Записал Виктор Сотников, «Байкальские вести».

На фото: 1940 год. Братья Израиль (слева) и Владимир Бронштейны.
В 1943-м Израиль погибнет в бою на Курской дуге; 

Руководство Иркутского мясокомбината в конце 1970-х. Директор
Владимир Бронштейн – третий справа в первом ряду.
Слева – Елена Говорина, справа – Тамара Казакова;

Век двадцать первый: о прошлом и о будущем;

2019 год. В центре – Леонид и Владимир Бронштейны.
Слева супруга Леонида Яковлевича Изольда, справа сын
Владимира Яковлевича Виктор


«С комбинатом я прощался, как с родным человеком»

Из интервью Владимира Бронштейна газете «Байкальские вести», май 2017 года

«Настоящие бриллианты – 
это слезинки дорогих работниц
при моем прощании с комбинатом»

Детство мое попало на двадцатые годы. Хлебнул я и раскулачивание деда с бабушкой, и родителей, и ожидание арестованной на месяцы мамы. Когда мне было восемь лет, а моим братишкам Изику и Лёне шесть и четыре, все лето мы прожили одни, без родителей, то ли в сараюшке, то ли в стайке отобранного у нас дома в селе Усть-Баргузин. Спасибо односельчанам, они нас подкармливали, а иногда и мыли. В общем, всего не расскажешь, жили очень трудно. Спасибо бабушке Шейне Давыдовне Угловой, она нас нашла и забрала к себе в Улан-Удэ. Со временем приехали и мама Лина Исаевна, и отец Яков Семенович.

***

Во время войны служил я в погранвойсках на Дальнем Востоке. Ранение было, но, к счастью, пуля только обожгла шею. Больше пострадал я из-за окопного холода, заработал тяжелое заболевание и в конечном счете удалил пол-легкого. Но все это ерунда, не стоящая внимания по сравнению с тем, что в первом же бою на Курской дуге погиб мой дорогой братик Изик. Было ему всего 19 лет. Погибли и двое из троих моих двоюродных братьев Зяма и Исай Элиасовы – летчик и танкист.

***

Численность работающих на комбинате в 80-х годах была в районе двух тысяч человек. Каждые год-два мы строили и сдавали по одному жилому дому. В общей сложности работникам комбината удалось выделить более 600 квартир в построенном нами поселке Жилкино. Сейчас это кажется фантастикой, но у меня каждый кадровый сотрудник, отработавший четыре-пять лет, бесплатно получал от предприятия отделанную под ключ квартиру. Больше нас строил в городе, пожалуй, только огромный авиазавод.

***

В нормативах на производство колбас, единых для всех предприятий, чего уж греха таить, была заложена погрешность… на воровство. У нас же на предприятии, во-первых, все знали, за счет чего блага, и, во-вторых, был мощный материальный стимул. Правдами и неправдами мне с главным бухгалтером удалось сформировать немалый фонд социалистического соревнования. Главным условием получения этих денег (около 15 процентов от зарплаты) было отсутствие в цехе воровства. Украл один – наказали всех. А обижать целый коллектив, да еще женский, не посоветовал бы никому. В результате мы стали базовым предприятием во всей отрасли Советского Союза по обучению сохранности социалистической собственности.

***

Внутри предприятия строили мы так же, вопреки правилам, основательно рискуя. На финансирование строительства использовали предназначенный только для реконструкции фонд капитального ремонта. В противном случае надо было бы стоять с протянутой рукой и ждать плановой, но очень редкой подачки от министерства.

***

Особенно отрадно вспоминать, что две работницы предприятия – Елена Ивановна Говорина и Тамара Дмитриевна Казакова – получили высочайшие награды, став Героями Социалистического Труда, а до этого, как положено, кавалерами трех орденов Трудовой Славы. Кто пробивал награды, знает, как непросто доказать у нас славу и геройство. Иногда дом выстроить легче. Но дело того стоило. Пример наших стахановок был мощным стимулом для всего коллектива предприятия.

***

С комбинатом я прощался, как с родным человеком, да, собственно, и с каждым работником так же попрощался. Самой, наверное, дорогой наградой для меня, дороже любых бриллиантов, которых, к слову сказать, никогда не было ни у жены, ни у дочери, были слезки на глазах большинства женщин. Да и у многих мужчин эти бриллианты стыдливо поблескивали. Не раз в выходные дни я обошел и ставшие родными за 50 лет цеха, прикасаясь к помнящим все наши боевые будни стенам. Тогда я по-настоящему, всей душой, понял героинь из «Прощания с Матёрой» любимого мной Валентина Распутина.

 

 

 

 

Поделитесь новостью с друзьями:

Комментарии